Майя (taki_tsarevna) wrote,
Майя
taki_tsarevna

Про древо, макитру, коллективизацию и прочие приключения итальянцев в солончаках.



Часть 1я

   В пятидесятых годах прошлого века областной ЦК партии рассматривал кандидатуру в горисполком. Биография председателя, доводившегося мне сколькитоюродным дедом, должна быть чище бриллианта, то есть не благороднее булыжника, поэтому отсутствие барских корней проверяли дотошно в глубь веков. Подняли церковные записи и их содержимое, вкупе с тетушкиными рассказами по старым фотографиям, явилось замечательным поводом поставить в ЖЖ (вам не нужный, а я родных люблю и покажу, и даже всему миру!) пост о том, что точно было и что было ли.
   Пожелтевшая фотокарточка - манускрипт, если умеючи трепать языком знать, кто запечатлен. Вот вы видите бабу в платке и никаких мыслей, кроме как о животноводстве, не возникает. А там столько тайн промеж перин, о которых ни за что не догадаешься, глядя на воротник из собаки.
   Итак: "давно это было. Еще лишние буквы в словах писали и царей всюду пропасть была..(с)" дьячок в церкви записал о рождении четырех детей у Колесникова и жены его, уроженки земли заморской. Не верите - спросите у старожилов. Спустя почти два века они напомнили тетушке об иностранке в ее роду, когда родственница (по совместительству библиотекарь) собирала материал на книгу об истории Приманычья, что в  Ростовской области.
   Во время правления Александра Первого российским послом в Италии служил, пожелавший остаться для нас неизвестным, некий петербургский граф. Прельстившись кудрями местной красавицы, а то может укрепления международных отношений ради, но взял он юную гражданку за коленку и тем обесчестил невинную девушку, которой ничего не оставалось, как вслед за коленной чашечкой вручить в руки его превосходительства весь сервиз, предположительно третьего размера. Послужив Отчизне в свое удовольствие, граф вернулся в Петербург. Оставить при себе любовницу шалун не мог, поэтому сбагрил ее вместе с пузом и приданным слуге, с тем чтобы тот увез ее от греха подальше. Новоиспеченный муж подался с интуристкой в сальские степи. Это, я вам скажу, такая глухомань, ну дырища дырищ, что если прятать от глаз графини, то только там. После байстрюка родилось еще трое детей, но кто - чей, из потомков - потерялось в веках, точнее после проверки ЦК.
Неизвестность дает полное право толпе от родных до семиюродных претендовать на аристократические корни, которые не сказать чтобы и были. Так, мимо пробегали.
 Я же со своей стороны убеждена, что не стираемое, даже в разговоре на немецком, ростовское "гх" с головой выдает во мне благородную девицу и потомственную ристократку.
В любом случае итальянская кровь присутствует у всех от  пра_и_так_много_раз_бабки_по_материнской_линии.
Восседающий в центре с палкой, чорный и в бороде - внук итальянки - мой два раза "пра"дед - Колесников Михаил Владимирович. Фото 1914 года.

 

Стоящий справа сын М.В. - не пацанчег, но муж Алексей. Женщины сидящей впереди него с ребенком на руках. Лично для меня Лексей интересен тем, что после рождения второго ребенка сбежал от семьи с замужней женщиной, по причине роковой любви. А я обожаю сплетни про все такое.
   Хуторские Тристан и Изольда пересидели ночь в камышах, прячась от разъяренного мужа, искавшего прелюбодеев с рогами вилами наперевес. Утром влюбленные ушли в другое поселение. Позже дочери сбежавшей показали направление в котором находилась мать, и когда та пошла к родительнице - девчушку загрызли в степи собаки.
Любовь же закончилось в лучших традициях земли русской - жестокими побоями. До нас дошли жалобы Евдокии Елизаровны в словах и интонациях: "Я ж его, проклятогхо, так любЫла, так любЫла! Детей из-за него потеряла, а он зверствует."
В дальнейшем на семейных фотосессиях злыдень отсутствует.
Вдобавок Лексей примечателен тем, что раскулачил моего прадеда, своего родного брата Федора, стоящего на фото слева от него. Но о том позже.

   Или вот женщина в пестром платье, сидящая слева с девочкой на руках - дочь Михаила Владимировича с палкой, Матрёна Михайловна. Печаль души ее - история про макитру.
   Дескать была у Колесников макитра (горшок) полная золотых монет. Схоронил ее Владимир, их дед, за каким-то хером (почему-то) под печкой у своего свата и соседа Должикова. На черный день. Но детям место не указал. Родные только знали, что вроде бы есть что-то, где-то. Неожиданно Владимира хватил удар. Речь и ноги отнялись, а память осталась. В глазах потемнело и парализованный понял, что день, которого он так ждал, чтобы зажить по-человечески, настал, и, пожалуй, стоит пересчитать монетки. Мычанием объяснил детям, где клад. Как рассказывала мне тетушка (а ей бабушка, а той свекровь, а свекрови женщина в цветастом платье) - сыновья просекли, отчего у отца пена на губах пузырями исходит и следуя знакам принесли родителя к соседям в дом. Со словами: "Не корысти ради, а токмо волею..."(с) - отставили в сторону недоваренные щи и по направлению перста указующего разобрали печку. Макитры на месте не оказалось, денег тоже. А сваты рядом стоят и плечами пожимают. И совесть их не корежит.
   Так и канул в Лету горшок набитый домыслами. Потому как Владимир мычал хоть и беспрерывно, но невнятно, а тычущий палец, это еще не доказательство существования чего-то, про что он и сказать толком не мог.
Ну подумайте, откуда у простых людей вообще могла оказаться такая безделица - кастрюля "дублонов"? В тех краях пиратов отродясь не водилось, ибо солёное озеро в самом глубоком месте моему коту по яйца будет. В то время люди в степи на солончаках жили за счет развода скота, да соли, что добывалось с Маныч-Гудило. По одной копейке (!) пуд шел, и по две - если с доставкой на дом. Да, сервис уже тогда имел место быть. Деньги сами по себе очень дороги были, их в обиходе мало ходило. Все натуробменом жили. Масло, мясо на ткани и зерно, и наоборот.
Если хотите знать мое мнение - сокровища не было. Мы с потомками сватов Должиковых до сих пор беспрерывно дружим душа в душу. И от нашего нежного взора не ускользнуло бы, если бы те вдруг начали пользоваться перепрятанным. Но до сегодняшнего дня ковров на их стенах ничуть не больше нашего висит.

Обо всем этом и многом другом мы любим посмеяться зимними вечерами, макая баранки в чай.
 В продолжении же, в отличии от начала, будут только факты, и ничего кроме. Разве что в моей интерпретации.
Этот снимок конца 20х годов показываю, забегая вперед, потому что мой любимый. Гости на свадьбе, что гулялась во дворе у прадеда Федора. Молодых не ищите, они не влезли в кадр и сфотались отдельно с толпой самых близких родственников.
Жили люди и радовались во все времена и независимо от власти


Послушайте, люди добрые. Что вы знаете о своих корнях? У вас есть старые фотографии?
Расскажите о своём прошлом. 
Первую часть потому и поставила для всех - побольше интересностей посмотреть. Вдруг не только френды читающие заглянут.
Желательно, если не просто - вот он был, а нечто удивительное. Не обязательно смешное. Я тут подумала - в те годы вопшэ мало поводов для смеха было..
Я могла бы написать о том, как черный с палкой предок мой М.В. в Первую Мировую спас семьи, оставшиеся без кормильцев, раздав на время войны свое хоз-во. Но мне не хотелось нудить с самого начала..
Лучше, если вы фото приложите, познакомить со своими. Если много есть, что сказать и показать - сделайте у себя пост, а мне о том маякните. Люблю читать про прошедшее..
Tags: древо, родня, судьбы
Subscribe
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author