Майя (taki_tsarevna) wrote,
Майя
taki_tsarevna

Всё, теперь о обо всём по порядку.

Если вы до этого ничего не читали, то, прочитав остаток, начиная с этого поста, всё равно поймёте главное.
Но обязательно прочитайте эту часть, если прочитали прошлые тексты, которые вплоть до док. фильма были введением.

Заключительная и самая важная часть, в которой расскажу про все стадии болезни, их признаки и обьяснения некоторым вещам, связанным с поведением. Заодно вы научитесь сами понимать, что скрывается за заскоками и тиранией своих больных родственников. Упомяну те универсальные знаки и их значение, которые применяют больные на любом конце земного шара, (знаю не все, но какие-то всё же).

И да – не у всех это экстремально. Тут уж кому сколько отсыпано.

Краткий пересказ одной из книг Наоми Файл+дополнения из лекций. Я не нашла этого на русском, хотя считаю её лучшим геронтологом в мире. Многие специалисты в своей работе опираются на опыт и знания Наоми. Автор методички, ссылку на которую давала, тоже отталкивался от принципов работы валидации.

feil2

Наоми Файл (Naomi Feil, род.1932 в Мюнхене) – геронтолог, социальный работник. Детство провела в доме по уходу за пожилыми, при котором жили и работали её родители. С 1963 начинает работать с больными деменцией вплотную, и через 20 лет разрабатывает методику общения с такими людьми. Больше 40 лет ухаживала за больными.
Работает в этой сфере до сих пор, преподаёт методику.

Вы не научитесь за один день по одному общему ознакомлению валидировать, это долгий процесс и множество упражнений, (не говоря уже о том, что редко кто из ухаживающих вообще подходит для этого занятия - об этом позже) но в процессе описания принципов работы вы получите общую картину, почему больные себя так ведут. Не всё описанное подходит для каждого, слишком различны проявления и судьбы, но возможно что-то подходит под вашу действительность. О самой технике (как и что говорить) упомяну позже.
Далее по тексту. У Наоми простая разговорная речь, и её было легко переводить, причём дословно, а не как в фильме – из потока слов составлять смысл.

Validation: to value= дорожить, оценивать,
 To validate= утверждать, обьявлять действительным.
„...что-то признавать действительным.“

Валидизировать, означает принимать другого человека таким какой он есть, уважать его чувства.
Валидация построена на законах Эриксона и Маслоу.

Один из законов валидации: Существует причина для поведения старых, дезориентированных людей (больных).

Принцип валидации: Каждый возраст имееет своё определённое задание. Если мы его проигнорируем, то оно позже опять обьявится. Так, из раза в раз мы получаем новый шанс его выполнить.
Мы будем говорить о тех случаях, когда с задачей не справились..

Вообще, «жизненная задача» - это звучит как-то чопорно и напыщено. Я просто дословно переводила. А не дословно – это означает в каждой стадии вырасти как личность, индивидуальность (идентификация себя). Научиться верить в себя и свои силы. Верить, что нас можно любить такими какие мы есть. Вот. И мы в течении жизни ищем любовь, добиваемся признания наших достоинств, как доказательство своей ценности, стремимся к уважению, хотим заниматься любимым делом. Выполняем задания попытка за попыткой. Кто-то легко, а у кого-то не вышло.

Например: Страх признать свою вину и доверять другим.
Если шестидесятилетняя женщина в незнакомом городе никак не найдёт нужную улицу, потому что не может прочитать надписи на табличках, то она, возможно, будет обвинять тех, кто распланировал город, клять тех, кто писал таблички, указатели, но не признается, что она просто не может их разглядеть из-за слабого зрения. За таким поведением скрывается страх ослепнуть окончательно. Таково проявление страха стать беспомощным – через гнев и обвинения.
Человек должен был научится доверять другим, иначе он в каждой табличке и вывеске будет видеть козни людей, специально написавших так, чтобы он не мог прочесть. (Пример можно применить ко всему, не только к табличкам и зрению).

До самого старческого возраста в нас есть настоятельная потребность в строгом контроле себя: «чтобы ни в коем случае не накосячить». Мы следим за тем, что говорим, что делаем. И даже если иногда со стороны кажется, что иной человек не следит за словами - это его собственный выбор так сказать. И действия тоже - его собственный выбор, каким он ему кажется правильным.
Но в старости, когда мы больше не можем делать всё как раньше (зрение не то, сил тех нет, слух сдал, память, опять же, пропадает), и уже не можем избежать ошибок, то контроль переходит на вещи. Просто у дементов это проявляется в экстремальной форме.
Старики начинают охранять своё имущество, смотреть, чтобы всё оставалось на своих местах – это такое проявление всё того же контроля над собой, только через вещи. Так сказать, "Идентификация себя через вещи".
Старик, который боиться потерять свою мужественность, бережёт и всё время держит при себе ключи, кошелёк, палочку для ходьбы (всё таки он многие годы был сильным мужчиной и дорожит этим чувством и состоянием). Если же он что-то забыл или потерял – он начиняет обвинять персонал или своих родных в том, что это они украли.
Он не мог представить те потери и изменения, которые происходят с возрастом. И уверен, что с ним всё в порядке, и то что пропали ключи, конечно же, не его вина, а козни окружающих. Это обьясняет ему отсутствие ключей.
Мы все ищем обьяснение происходящему с нами и вокруг нас.

Резюме: Старик никогда не верил в свою способность преодолеть тяжёлые времена. (вера в свои силы, - см. Стадии Эриксона).

Старая женщина, которая всю жизнь держала всё под контролем (у многих было так, что женщина всю жизнь всё тянула на себе, всю семью), но сейчас страдает недержанием (присущий деменции симптом), может злиться и заявлять, что в крыше появилась течь и никто не ремонтирует, а у неё постель из-за этого мокрая.
Никто не может отремонтировать нарушения, происходящие в старческом возрасте. Женщина обвиняет других в своей немощи. Она боиться потерять контроль над своей жизнью, то есть оказаться слабой, потому что не верит, что другие позаботятся о ней так же хорошо, как она о себе. Этот страх неосознаный, на уровне подсознания. И она начинает собирать в сумку вещи – ручку, чтобы быть уверенной, что сохранит свой прекрасный почерк. Нитки и иголки, документы, салфетки, яблоко и пирог – чтобы вооружиться, подготовится для тяжёлого времени, если настанет, и пережить его. Некоторые больные старики просто обрастают хламом. Могут даже завернуть с собой в узелок содержимое унитаза после похода в туалет. «Всё своё ношу с собой» - их девиз.
Чем больше происходящее вокруг выпадает из-под их контроля (через нарушения органов чувств и ориентации) тем больше они собирают вещей. Чем больше вещей, тем больше для них «всё в порядке».
Я заметила одну особенность в Доме Пожилых, при котором работаю: Все, абсолютно все дамы в начальной стадии деменции носят с собой сумочки. Без неё она не выйдет из комнаты. Это часть её одежды, и постоянно висит на плече. То есть не заболевшие дамы могут носить тоже, но при надобности, а не как обязательную часть туалета. Дементы же кофту забудут надеть, а сумочку - никогда.

В глубокой старости настало время глянуть назад и выяснить, кем мы были. Обозреть прошлое.
Бабушка размышляет: «Я была матерью. Я, конечно, совершала ошибки, но сделала и много хорошего А теперь состарилась, мой муж умер, но я ещё сгожусь. У меня есть друзья, которые меня любят и понимают. Не смотря на мои неисполненные некоторые мечты, не смотря на мои ошибки и мои потери – я счастлива. Могу находить компромиссы, и принимаю то, чем я сейчас являюсь, то, кем я была и не была. И даже сейчас, не смотря на то, что сижу в инвалидном кресле, я довольна прожитой жизнью.»
(вот у неё – прим. автора поста – всё будет хорошо, и она изводить окружающих упрёками от недоверия не будет, и её саму колбасить не будет, во всех стадиях болезни. Это будет бабушка – божий одуванчик).
Такие старики «выполнили все задания», и сейчас, оглядываясь назад, принимают, примиряются с решениями, сделанные ими когда-то, и принимают себя, такими, какие они есть – старыми и немощными.

Но если кто-то не уверен, что может быть любим, если зрение слабеет, волосы выпадают, кратковременная память ослабевает, человек на пенсии, днями без занятия, то жизнь представляется трясиной, в которой застрял. Тогда старушка думает: «Никого не интересует, жива я или нет, и лучше бы я умерла.» Отчаяние быть игнорированной другими приводит к депрессии. Гнев, стыд, вину, любовь – чувства, которые годами успешно сдерживались и подавлялись, всё сложнее сдержать. С невыносимой тяжестью прошлых мук человек переходит к глубокой старости. Если человек важные, сильные чувства когда-то проигнорировал, задавил (и речь тут не о любви) то они расквитаются с ним в глубокой старости.
Если человек потерял контроль над собой и своей жизнью, и полностью зависим от доброты ухаживающих, то долгое время сдерживаемые чувства наконец вырываются наружу.

Наоми Файл в своих наблюдениях и исследованиях обнаружила, что существует ещё одна стадия жизни, не упомянутая у Эриксона (возможно потому, что в его время среднестатистический срок жизни ещё не был так высок, чтобы брать во внимание годы от 80 и выше отдельным периодом и исследовать его. – замечание нашего препода)
Это период Глубокой Старости (примерно от 80-ти лет). Задание этой стадии (плюсовое и минусовое): Обработать Прошлое и довести до конца, чтобы человек мог умереть в покое, или Вегетировать (уйти в себя, вести растительный образ жизни).

Человек годами собирал тлеющие в нём чувства, те, что были просто подавлены, а не «решены и отпущены».
Очень пожилые люди, которые твёрдо засели в каких-то незабытых обидах, неверных поступках, чувстве вины, часто возвращаются в прошлое, чтобы наконец разрешить свои внутренние конфликты. Они подготавливают себя в последний путь и должны вытряхнуть «грязное бельё», которое собирали в течении жизни. Они заняты тем, что наводят порядок в душе.
Это глубоко человеческая потребность – умереть в мире с собой.
Они нуждаются в ком-то, кто их выслушает, кто разделит их чувства, иначе они уходят в себя, в состояние вегетирования (растительного сущ-ния). Без внешней стимуляции они становятся живыми мертвецами.
Практикующие валидацию понимают, что само по себе полной Обработки и Принятия никогда не получится, и что уже слишком поздно что-то изменить в прошлом. Эти чувства будут мучить человека до самой смерти. Но если в этом всём с кем-то разобраться, кто поможет открыться и засвидетельствовать чувство вины перед кем-то или обиды на жизнь за что-то, если чувства будут провалидизированы, то они открываются, разрешаются и уходят. Пусть не полностью, но они станут слабее. К человеку возвращается чувство собственного достоинства и самоуважение. А значит, спокойствие.
Недаром мы спешим к куме (или психологу) обговорить какую-то проблему – мы через слова облегчаем мозги и душу. А выговорился, и уже вроде полегче стало. И мне кажется исповедь потому и освобождает, очищает душу, что выполняет функцию валдизации. Но тут уж какой священник попадётся, хорошо если внимательный и понимающий.

Болезненные же чувства, (их проявление) которые игнорируются окружающими или подавляются через окрики, отвлечения на другие вещи или медикаменты, становятся всё сильнее. И человек, тиранящий ухаживающих в начальной стадии, будет в последующей мычать, стучать, кричать или каким-то иным способом выражать свою ярость. То есть человек, со своей болью и злостью на мир и себя, так и скатится в глубь болезни, она не ослабеет.

В пожилом возрасте баланс может быть нарушен, например, через ослабевшую мускулатуру, что, как следствие, порождает недержание. Так же мозговые процессы изменяются, некоторые люди теряют умение запоминать, говорить. К этому ещё смерть супруга или друга, а также социальные потери: потеря роли коллеги через выход на пенсию, - лишают пожилого человека прежнего социального окружения и возможности «выйти в люди».

Людское касание, признание своего существования, общение с близкими являются основными человеческими потребностями. Отсутствие или слишком малая внешняя стимуляция приводят к уходу в себя и вегетированию. Потеря стимуляции приводит к потере идентификации, индивидуальности. До самой смерти мы нуждаемся в общении с другими людьми. Когда же человек уже постоянно находится в постели, то он теряет контакт с внешним миром.

Что происходит в мире их больше не беспокоит. Нет больше никого, кто о нём бы позаботился, никого, кто его любит, каждодневных занятий делами по дому или на работе тоже больше нет.
Нарушения зрения, слуха, памяти, движения способствуют уходу в себя. Находясь постоянно дома или в кровати, (инвалидном кресле) старики возвращаются в то время, когда они ещё кем-то были. С помощью оживших воспоминаний они воссоздают прошлое, в котором их любили и они любили. Они возвращаются в то время, в котором то, что они делали и говорили, что-то значило. Они переживают прошлое, чтобы восстановить своё достоинство. Людям нужна стимуляция, чтобы жить, поэтому они стимулируют себя сами через воспоминания. Прошлое заменяет Настоящее. День и ночь смешиваются, если человек никуда не ходит, ничего не делает, и не общается с людьми как прежде.
Очень пожилые люди ищут в своём прошлом смысл, итог их жизни.

Мы все имеем потребность в трёх основных человеческих потребностях: Чувствовать себя в безопасности и любимым; быть нужным кому-то; и возможность выражать чувства и принадлежать к какой-то социальной группе, в которой нам хорошо.

Но больные люди зачастую не могут выразить эти потребности в настоящем, поэтому общаются с персонами из прошлого, например, к матери. Активируются самые старые воспоминания, и она опять чувствует себя любимой. Если нарушается логическое мышление, то человек возвращается к ранним детским методам общения, к тем словам и привычкам. Но речь идёт не о втором детстве. Дезориентация – это регрессия, но старый человек не ребёнок.
С жизненым опытом и интуицией они возвращаются в прошлое, чтобы в нём «прибраться», и основные потребности в любви и идентификации удовлетворить.

Все люди разные и по разному реагируют на физические и социальные изменения, происходящие с ними. Поэтому важно к каждому больному подходить индивидуально с терапевтическими мерами.
Физическое состояние мозга – это только один критерий поведения. На поведение влияет так же способность обходиться со своими физиологическими и психическими нарушениями.  Точнее неспособность. Их видно и слышно сразу.

И ещё. Оставлю в этой части, хоть и много уже текста:
Какое-то событие в настоящем может привести в действие раннее воспоминание. Настоящее и Прошлое сливаются. А мы с нашего времени даже не всегда можем понять, почему он вдруг стал так себя вести, потому что не знаем подробностей его жизни.
Хороший пример, и тут родные были в курсе, почему. (надеюсь человек простит, что упомянула).
Больная в начальной стадии нервничала каждый раз, когда видела нарезаный хлеб.
Она в детстве пережила блокаду. И потом дочке рассказывала, как в то тяжёлое время просила: «Мамочка, не нарезай хлеб. Я тогда не могу удержаться его не есть.» Она годы жила и о том не думала, а тут вдруг увидев нарезаный хлеб, перенеслась в то страшное время, и опять стала реагировать на него, как тогда.

Или мой пример. Один старик не мог спать без света, начинал кричать. А потом узнали, что он в детстве пережил бомбёжку, сидя в подвале, и теперь в темноте каждый раз оказывается под бомбами.

Нарушение одного из органов чувств тоже может возродить старое воспоминание и связанные с этим эмоции.
Например ухудшение зрения у 90-летней старушки возродило воспоминание, как её пятилетнюю заперли в тёмной комнате.
В общем вы можете даже не догадываться, ЧТО привело к особому поведению или необычной реакции. Чужая жизнь потёмки.


И пожалуйста (это к ухаживающим) не пробегайте глазами текст. Один раз прочтите всё внимательно. Это поможет вам понять продолжение. Да и тут уже есть пара ответов на вопросы. Не пропустите их.
Tags: Альцгеймер, Наоми Файл, деменция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments