Майя (taki_tsarevna) wrote,
Майя
taki_tsarevna

Техники относительно Третьей фазы: «Повторяющиеся движения.»

Отрешиться от всего земного и от мыслей, что готовить на ужин.
Прикасание. (прикоснуться к нему, чтобы он обратил на вас внимание. Подходить к больному нужно всегда спереди, независимо от стадии болезни. Нельзя подходить сзади и класть, допустим, руку на плечо, это их путает и (или) пугает.)
Связывать поведение с основными потребностями. (см. 12-ю технику)
Подключить к общению музыку.
Отражать, отзеркаливать чувства и мимику больного.

На практике, это может исполнятся так.
Сидит больной и повторяет одно и то же айайайай.
Присесть рядом или напротив, не прерывая айайай осторожно положить евую руку на плечо больного, а правой нежно погладить по щеке. Смотрите в глаза, попытайтесь установить зрительный контакт. Больной обязательно отреагирует на прикосновение и поглаживание. У меня, например, они начинают замедлять свои айайай или даже замолкают. Или наоборот, айайай может вылиться в едва уловимую мелодию какой-то детской песенки, тут надо просто быть очень внимательным. Или даже слово.
Услышали, что она напевает «спят усталые игрушки» (я привожу возможно глупый пример, но не приводить же в пример немецкую колыбельную) подпевайте тихонько в такт.

С больными в этой стадии сложно тем, кто привык к пониманию собеседника. Оставьте это, забудьте вообще про здравый смысл и обратной связи, когда просите замолчать и не кричать, например. Мало того, что она это не запомнит. Она возможно даже не поймёт, что вы имеете в виду, увы.
Просто постарайтесь быть на одной волне с человеком, который уже не может выразить свои чувства и потребности словами, а может только кричать и стучать. В мозгу у больного, как ни страшно представлять, пустого места уже столько, сколько и мозга, а то и больше, и в почти пустой черепной коробке лежит спереди сморщеный кусочек чего-то, что раньше было умом, здравым смыслом, памятью и интересными беседами.
Всё это теперь есть только у вас, поэтому от себя ожидайте разумных действией, а не от больного.

Это фаза, когда из человека вырываются все чувства. Злость на навязанные правила, по которым теперь живёт. Стыд, что наделал (например) в штаны. Чувство вины за свои ошибки, которые человек в таком состоянии обязательно совершает – всё это проявляется ярко, в полную силу. У кого-то это всё переросло в постоянный крик или стук. То есть чувства разные, а человек способен только кричать. И о любви, и о злости. Люди в этой фазе уже не разговаривают. Больные заявляют о своих потребностях движениями руки или стуком. Разговорить можно только после удачно проведёной валидизации, и то не на первый раз. С первого раза только Наоми может, но у неё сороколетний опыт за плечами.

Человек вернулся в возраст младенца.
И он делает всё, что выучил будучи младенцем. Если человек больше не может говорить, то он возвращается к младенческой форме общения. Оттого и такие невнятные звуки и простые движения. Вспомните младенцев – у них в арсенале было не так уж много способов привлечь к себе внимание, только через крик, плачь, агуканье. А из движений они могут только дёргать ручками-ножками.
Младенческая память, как утверждает Наоми, самая крепкая и хорошо сохранившаяся. Всё другое ушло, а это осталось.

Если больной вдруг произносит папапапа, то ясно, что возникли ассоциации с отцом. Погладьте по голове. Спросите, любил ли он папу. Скорее всего больной вот так сразу не ответит, но само упоминание об отце согреет душу.
Если мамамама, то погладьте по щеке.
В общем я много повторяюсь, но это не грех повторить для лучшего усвоения и понимания материла))

Вообще уже по поведению в первых двух стадиях, по разговору, по каким-то упоминаниям можно разобраться, что особенно ценно и важно для больного, и когда он уже не сможет разговаривать, то самому говорить об этом.

Как сказала одна социальный работник, правда по отношению ко Второй фазе: «Как-то одной проживающей в ДП больной пришло письмо от хорошего знакомого. Я ей его прочитала и она очень радовалась письму. Через несколько дней я наткнулась на тумбочке на это письмо, и забыв, что оно прочитано, приняла его за новое и прочитала снова. Старушка радовалась написанному, как и в первый раз. И сейчас я понимаю – это была моя ошибка считать, что если почитала раз, то всё, дело сделано, она уже в курсе и надо придумывать что-то новое, чтобы развлечь старушку. Мне нужно было читать ей это письмо каждый день. И каждый день она бы радовалась тому, что о ней вспомнил друг.» В общем, не стесняйтесь повторяться, если знаете, что эта тема больному приятна.
Tags: Альцгеймер, Наоми Файл, деменция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment