Майя (taki_tsarevna) wrote,
Майя
taki_tsarevna

Про Снег.


"У жизни столько правды, что ложь уже не требуется." (с)

Достала из стола, отредактировала и ставлю. Всё время редактирую и редактирую воспоминания, как будто этим можно что-то исправить. Но шлифую, как полудрагоценный камень, который снаружи булыжник-булыжником, а внутри сверкающие кристаллы. Вот и откалываю лишнее. Хочу, чтоб засияло.
 Пусть будет в журнале, несмотря на моё, в общем-то, солнечное настроение.


- Смотри, у тебя "денежки" в чашке! Давай собирай. - Настя налила чай из заварника и кивнула на пузырьки, собравшиеся в самой середине чашки. По примете надо щепотью прикоснуться к ним и после провести пальцами по макушке. Приносило деньги. Мы исправно каждый раз собирали пенку, так как денег было впритык, за квартиру платить надо, а тут надежда пузырится. Пили чай с мокрыми волосами и верой, что вот-вот свалятся деньжищи.
- Видела, вчера опять приходил "Дедушка"? И откуда у него столько денег - каждый день в "Петровском" обедать? Хорошо бы иметь богатого любовника. - Настя достала мороженное из холодильника.
   Слон съедает в день от 45 кг зелени. Настя не слон, но если бы перед ней поставили ящик мороженного, боюсь, слон затрубил бы приветственно, почуяв в ней сородича. Она даже однажды поспорила с однокурсником на двадцать стаканчиков пломбира, что в один присест съест, опять же, двадцать стаканчиков пломбира. И когда выиграла - следом съела и приз.
 Но не о сладостях шла речь, а о сладкой жизни. Мы обсуждали вчерашний день работы в ресторане, в котором у каждого постоянного гостя своя кличка: "Груз200", "Самбука", "Дедушка"...
- Зачем тебе богатый любовник? - я улыбалась. Я всегда улыбалась, когда смотрела на нее, и не встретила еще ни одного человека, который смог смотреть на Настю без улыбки. Может из-за непосредственности и маленького роста, а может из-за нарисованных бровей. Подруга каждый день рисовала себе брови под настроение: то домиком, то по-восточному длинные, то прямые, как пики.
- Ну он бы мне деньгами помог, мир бы показал... - я подождала, но Настя ничего не добавила к перечисленным желанным благам. Скорее всего просто не представляла, что значит богатство, поэтому фантазии её хватило лишь на два пункта. Ясно. Сама такая.
- Да он старый совсем для тебя. Ты понимаешь, что тебе придется лечь под него? Можешь себе это представить?
- Ну, мне кажется, если бы он заботился обо мне, то постепенно я бы к нему привыкла, и со временем это произошло бы само-собой.
- А Миша?
- А что Миша. Его я люблю.
- Дурочка ты. Даже не понимаешь своего счастья. - я вздохнула. Спорить бесполезно, уже столько об этом говорено было. Она останется при своем, и имея на руках журавля, будет видеть в нем синицу, и упорно пялиться в небо. Но меня её слова злили, потому что я знала её, как никто, и понимала, что на самом деле для счастья ей не нужны деньги. Она их всё равно потратит на другого. Настя умела радоваться каждой чепухе, и ниразу её счастливое настроение не было связано с наличием денег. 
Но мечтала...

  А Миша... Ну Миша и Миша... был с начала времён рядом с Настей, и будет до скончания века. Потому что любил. И она его, в общем-то. Или даже не в общем-то, а очень. Но от этих отношений веяло повседневностью и простой жизнью, а от респектабельных гостей ресторана - "мечтами и заморскими странами".
  Она всегда была откровеннее меня. Не лгала не только другим, но и себе, что является на мой взгляд самым большим проявлением честности.
  Я вспомнила про визитки за прошлую смену, что еще не выкинула в мусорное ведро. Мужская половина гостей периодически совала незаметно в руку, а я их выбрасывала.
Говорила: "Это недостойно - быть любовницей и содержанкой." На самом же деле просто не знала, как с этим управляться. Самое большее, на что была способен ум - позвонить владельцу карточки, согласиться на предложение поужинать, а на десерт раздвинуть ноги.
 Ни "раскручивать" на деньги, ни играть роль недоступной стервы ради подарков - не умела. И хотелось быть на месте той девушки, что в ожерелье из черных бриллиантов приходила под руку с одним из самых богатых и щедрых людей города, о номере телефона которого мечтали все, и, насколько я знаю, мне единственной он продиктовал его сам. Хотела, да не умела. Потому и стёрла цифры из памяти, чтоб не соблазниться. В нашем роду женщины все такие - Бог протянул внешность со словами: "Но помни: на одну тебя, красавицу, есть сотня ещё краше и умнее. Так что ты в общем-то не так чтобы и очень...". Как мама моя, в молодости похожая на Самойлову, всю жизнь прожила с удивлением, когда на неё обращали внимания, так и я сейчас изумляюсь и переспрашиваю - "Это Вы обо мне?"
Я отвлеклась. Всегда отвлекаюсь от главного и разжёвываю мелочи.
Итак: Ни еда, ни чье-то сопение надо мной - не прельщали, и потому, как фиговым листком, прикрывалась табу: "Никогда не иметь дел с богатыми."
...Эти визитки до сих пор нахожу в неожиданных местах. Получается, не все выбрасывала, самые крутые оставляла. А зачем? Наверно все-таки надеялась, что когда-нибудь наберу номер. Даже в Германию с собой захватила...

   Настя кусала вафельный стаканчик, как колбасу.
- А знаешь, как мы с ним познакомились? Миша заметил меня в начальных классах. У нас разница на год, он младше. В четвёртом классе Мишка купил у моего брата за тысячу мою фотографию. Если бы ты видела, какая я на ней страшная! Он мне её потом показал. А я ни о чём не подозревала. Миша в школе считался тихим и забитым, над ним смеялись. Меня убивала его манера носить брюки, натягивая их чуть ли не до плеч. Так нелепо смотрелось. А я пацанка была и тусила со своей компанией.
Только в одиннадцатом классе все открылось, когда вместе с десятым классом отправились в поход к озеру.
Толпой пошли кататься на лодке. Я стала подшучивать над Мишей:
- Миш, а что ты всё время один да один? У всех в школе шуры-муры, игры в любовь, и только за тобой ничего такого не видно. Давай мы тебе невесту подберем.
  Андрей, мой брат, неожиданно ответил за Мишку. - Она здесь.
Я удивилась, - Здесь? Так давай сейчас ее в лодку позовём покататься. И познакомим.
Андрей повторил, - Она уже здесь.
Мишка лежал на носу лодки, и опустив руку в воду, смотрел, как волна бурлит за рукой. И вдруг, не меняя положения и продолжая смотреть на воду, неожиданно, совсем спокойно и вместе с тем угрожающе, сказал. - Сейчас в лоб получишь.
И я поняла! Майя, это была я, потому что из девочек в той лодке сидела одна я.
   Подруга вздохнула, - Мы с друзьями над ним после издевались. Высмеивали, записки ему от меня всяческие любовные посылали. А он молчал. И только позже я поняла, что они совсем мне не друзья были, а прикалывались из зависти и ревности.
   А однажды взяла и позвонила ему. Трубку никто не поднял, хоть я целый вечер набирала номер. На следующий день в школе подошла к Мише.
 - Почему трубку не берёшь? Я тебе вчера звонила.
- Это ты была? - Мишка удивился. Оказалось, у него принцип: никогда не отвечать на звонки домашнего телефона. Если ему кто-то был нужен - он звонил сам, а остальные его не интересовали.
  Ты не поверишь, когда я придя со школы опять набрала его номер - даже гудки не успели пойти - раздалось "Але"...
Вот.
  Неожиданно объявился отец Миши, о котором мать ничего не рассказывала. Родитель оказался одним из крупных криминальных авторитетов юга России, очень влиятельным человеком. Он забрал сына к себе и сначала тот с радостью окунулся в блатной мир, а потом отошел. Это просто не его было. Он любил книги, а не разборки.
  У отца был друг, с которым он всегда мечтал породниться, и потому предложил Мише: "Если ты женишься на дочке друга, твоей ровеснице, я отдам вам квартиру в городе, загородную виллу на озере, авто-магазин и подарю шестисотый мерседес на свадьбу." Миша категорически отказался и сказал, что у него есть девушка и он ее любит. Майя, Мишка так боится отца. Я сама видела, как он краснел от волнения, когда тот ему звонил, и до сих пор не пойму, как он смог отказать в просьбе. Но отказал и они поссорились. Отец перестал помогать ему деньгами. За учебу в университете Мише помогала платить мама.

Я мало общалась с Мишей, но нравился мне он очень. Его чувства были примером того, что любовь существует, такая, о которой мечтала. Беззаветная и на всю жизнь. Меня поражало, что его чувства к Насте остались неизменными даже спустя десять лет после покупки ее фотографии в школе.

Вернувшись в понедельник с выходных, которые подруга провела дома, Настя с порога выплеснула:
 - Миша видел мои фотографии с моря! Я там в баре с мальчишками сфотографировалась. Я вставила их в альбом и забыла, а тут Миша неожиданно решил просмотреть альбом, ожидая, пока оденусь, чтобы идти в кино. Я как раз шагнула в зал и увидела, что он сидит и неотрывно смотрит на них. Как шагнула в дверной проем, так и вышагнула. А он закрыл альбом и вышел молча из дома. Я не знаю что делать
Раздался звонок, и в дверях нарисовался сам несчастный.
Подружка пробормотав, - У нас хлеба нет, сейчас сбегаю куплю. - скрылась за дверью.
Миша заходил по комнате.
- Я видел фотографию, где Настя с парнями в баре сидит. Она же этим летом ездила на море с родными. Майя, я когда увидел, у меня было чувство, будто меня кто-то под дых ударил! Я дышать не мог!
Надо знать Настю. При всем своем легкомысленном или даже взбалмошном характере она никогда не позволит себе большего, чем просто веселая беседа за барной стойкой. И Миша знал это так же хорошо. По мне, так не было никаких причин для скандала. А потом увидела, как он нешуточно страдает. Впервые видела страдание на лице мужчины.
Они, конечно же, помирились.
   Мне нравилось наблюдать за ними, может и потому, что они младше меня. А может потому что у себя не было, вот чужим и жила. Любила Настины рассказы о сюрпризах, придуманных ею ради любимого. Она могла стащить из кафе, где работала после ресторана, пакет с чайными свечами. Как она говорила - это была компенсация за штрафы, которым подвергалась из-за постоянных опаздываний на работу. Ставила эти свечи всюду, где можно, и когда Миша входил вечером в ее комнату, то шел к ней по усыпанному пламенем полу...
   В конце лета он исполнил свою давнюю мечту о машине и купил старенький жигуль. Мама помогла.
Я спросила у подруги, что там у него с отцом. Оказалось, они встречались и разговор был коротким.
Отец спросил, - Ты все еще с той девушкой?
И Мишка ответил, - Да.
И все. Опять разрыв. Хотя из многочисленных сыновей того авторитета, один Миша был точная копия отца. Как ксероксом отпечатал. Впрочем, это не важно, и к истории не имеет никакого отношения.
   Настя гордилась, что друг не променял ей на деньги и любовь отца. Но при этом была в ее душе обида. Обида на отца, который не хочет признать и смириться с ее существованием. Сделай он это - ей наконец открылась бы дорога к "бохатой жизни" и без всяких взрослых любовников. Роскошь находилась на расстоянии вытянутой руки, как виноград перед мордой лисы. А дотянуться невозможно. В отличии от лисы, Настя не хаяла никого. Но носила в себе эту горечь, как епитимию, наложенную просто за то, что она не та. Иногда только обида выплескивалась на друга в виде капризов и просьб о дорогом подарке.
Те мечты о любовнике и внимание к обеспеченным гостям ресторана - было своего рода месть отцу и любимому, что не хотят ей дать то, чего она так страстно желала. И Миша видел душевные метания подруги и чувствовал себя виноватым. После того, как не смог подарить ей желаемый сотовый, посадил Насю себе на колени и сказал: "Но ты знай, я люблю тебя. Я очень люблю тебя, Настя."

   В ноябре, после аварии, я попала в больницу. Настя исправно таскала пакеты с яблоками, поглощаемые мной в неимоверных количествах, и спрашивала, что принести в следующий раз. Убеждена - захоти я луну с неба - она бы пошла по музеям искать метеорит или сапоги Армстронга с лунной пылью. Она такая - все сделает для того, кто ей нравится.
Но в декабре она пропала. Трубку сотового брали родственники и несли всякую чепуху насчет её отсутствия. И я отчетливо поняла - что-то случилось.
Когда, спустя пару недель, Настя вошла в палату - я не узнала ее. Тень отца Гамлета по сравнению с ней смотрелась бы Ильей Муромцем.
Сев на кровать, подруга сообщила, что Миша умер. Погиб в автокатастрофе.
- Я же тебе говорила, как он ужасно водит машину. А тут еще зима, а на жигуле шины совсем лысые. У Миши не было пяти тысяч на зимнюю резину, а отец денег не предложил, хоть и знал.
В тот день договорилась с Мишей, что он придет ко мне домой вечером, как всегда. И, блин, уснула, ожидая его. Он пришел и предупредил, что на минутку сгоняет в город к другу и через час вернется. Хотела с ним поехать, но он видел, что я совсем сонная - и запретил. Настоял, чтобы ждала его дома. Прощаясь, наклонился, и, целуя, укусил меня за губу. Я рассердилась и стукнула его. А он засмеялся, и опять, целуя, укусил. И ушел. Обиженная на него, упала обратно в кровать. И только он вышел, буквально через пару минут, зазвонил домашний телефон. Соседка сообщила, что на выезде столкнулись две машины, и одна из них, похоже, Мишина.
  Выскочила на крыльцо, чтобы с папой ехать к месту аварии, а крыльцо замело первым снегом. Майя, весь вечер шёл снег, а я проспала и не заметила! Если бы знала - ни за что не отпустила бы Мишу в город, потому что у жигуля колеса были настолько старые, что натурально лоснились как затёртые брюки.
Думала, убью его, когда приедем к месту столкновения - так злилась. А когда подъехали, то сразу поняла. Что всё. Жигуль стоял грудой металлолома. Его вывернуло на гололёде на встречную полосу и он столкнулся лоб в лоб с идущим навстречу Камазом.
Подошла к откинувшемуся на водительском кресле Мишке и сняла с себя куртку. Укрыла его. На улице такой мороз, а он в тоненьком свитерке! У него глаза были открыты, и в них застыл ужас. Он сидел и расширенными от ужаса глазами смотрел перед собой. Я взяла его за руку, чтобы успокоить. Так и стояла рядом, пока не приехала скорая.
И знаешь, когда я наконец осознала, что он мёртвый? Я увидела, что снег падает ему на лицо, и не тает...

Её лицо некрасиво искривилось и она горько заплакала, склонившись надо мной.  Некоторые слёзы попадали прямо мне в глаза и, смешавшись с моими, тихо стекали на подушку. Эти её слова о лице любимого человека, которое заносило снегом... она выжгла их мне в памяти слезами и тихим воем.

...Спустя два года после эмиграции я приехала в Россию и встретилась с Настей.
Сказала о своем желании подстричься у хорошего парикмахера - и она тут же потащила меня в салон, где несмотря на протесты, оплатила за меня. Я заткнулась и перестала озвучивать мечты, потому что вспомнила о её готовности вытащить свои внутренности, стоит только заикнуться о ливерной колбасе.
Мы, смеясь, бежали по улице. Неожиданно подруга споткнулась. Недоупав и выровнявшись, она покачала головой:
- Ой, мне надо быть осторожнее. Я так спешила поскорей тебя увидеть, что забыла надеть трусики.
Настя ничуть не изменилась за прошедшее время, и я была страшно рада ей. Той, прежней.
- Я покажу тебе новый классный ресторан, что недавно открыли. Даже лучше старого, доброго "Петровского". Пойдём, туда скоро придёт один человек, я хочу вас познакомить.
Сели за столик и Настя обратилась к подошедшей официантке.
- Принесите нам аперитив, а с остальным определимся, когда придет Коля. Хорошо?
Официантка заулыбалась - обычная реакция на Настю.
- Хорошо. Как придет этот самый Коля - позовете.
Мы остались одни, и глядя на солонку, Настя произнесла:
- Я познакомилась с одним взрослым и богатым. Помнишь, как я об этом мечтала? Боженька дал, что просила.
Она продолжала смотреть на набор специй.
   До сих пор помню то свое мгновенно возникшее желание - ударить ее. Со всей силы ладонью по лицу так, чтоб голова дернулась. А лучше кулаком.
Желание промелькнуло и исчезло. Сидела передо мной маленькая девочка. Жалкая, как колонна пленных немцев.
 И что ей мой кулак, если она сама себя бичует. Я знаю. Коленым железом.
- Коля хороший, вот увидишь. Они недавно с женой из Швейцарии вернулись. Отдыхали там. Он говорит, им понравилось...

taki-tsarevna

Посвящается Лидии из ...


Собственно, вспомнила о Насте и Мише, когда увидела этот ролик у gagarina_st
Tags: не смешное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →