Майя (taki_tsarevna) wrote,
Майя
taki_tsarevna

Но всё так же ночью снится мне деревня...


Мама решила вернуться в Россию, бросив всё нажитое: телевизор, стенку, горшки с орхидеями и лимон. У неё здесь никого кроме меня, а там все, много, и дом С САДОМ.

Я с котом не можем заменить несколько десятков родственников. У нас двоих нет столько проблем, чтобы занять матушкин день их решением. И любви, которой в родительнице на орду людей, тоже вместить не можем. Представьте простой воздушный шарик, в который пытаются закачать пять кубометров воздуха, и вы поймёте и маму с пятым тазом пирожков за неделю и меня с замученным лаской котиком.

Говорит, наелась спокойной жизни, теперь хочет опять жить полной, т.е. на четыре тысячи рублей пенсии, зато в кругу родных и близких, и чтобы забот дофига.

«Как представлю: мы с тётей Верой на лавочке сидим и разговариваем потихоньку, а вокруг курочки травку щиплют - сердце заходится!»

Ходит по комнате, ладонью воздух рубает: «Вернусь! Все там – а я тут, одна на восьмом этаже. Помидоры на балконе каждое лето - это такой суррогат!»   

Я дала дочернее благословление на возвращение и, соответственно, расставание со мной. Мамины главные муки – как тут дочь без неё, выживет ли одна в чужой стране. Я пообещала смочь, намекнув, что это не Зимбабве или Пакистан какой-нибудь. Опять же есть надежда, что когда-нибудь найдётся смельчак и женится на нас со Сволочью.

 «Но я всё равно не сейчас перееду, а как на пенсию выйду. Ещё не все европейские страны посетила.»
К выходу на немецкую пенсию как раз вычеркнет все Парижы из списка и с чувством выполненого долга перед своей любовью к путешествиям вернётся к курочкам, зарослям малины и улику пчёл.

И как только всё обговорили - просветлело матушкино лицо. Успокоилась, взяла Сволоча на руки, к груди прижала. Нежность эта потому что котэ в лице своей разожравшейся морды представляет то большое хоз-во, что было в России.

Я – всю многочисленную родню, он – свиней и кур.

Достала из сумки колбаску для кошек. Кормит животинку, гладит и приговаривает: «Вот поеду в Россию, тебя с собой заберу. Будешь на воле жить...»

 Задумалась, и по инерции, тем же умилительным тоном: «До первых цыплят. Как только цыплёнка задушишь – мы тебя повесим.»

====================
UPD: 1 – кота никто никуда не отпустит.

2 – Матушка котика нежно любит, и в отличии от меня зовёт его только Мусиком или Шариком (почему-то). Просто рефлекс сработал при воспоминании о десятках невинно убиенных соседним котом младенцев цыплят.

3 – У кота агарофобия, т.е. боязнь открытого пространства. Я его летом выносила на лужайку перед домом. Пусть, думаю, по травке погуляет. Так он мало того что начал истошно орать, не увидев привычных стен вокруг себя, - подняв в оре морду и обнаружив небо он с испуга залез мне в штанину и обняв ногу, стоял в брючине не переставая завывать. Опозорил меня на весь микрорайон. Люди думали я его убиваю.

Еле оторвала котика от ноги, и закрыл он свою пасть только дома.

Квартирный котик. Ему та воля - ад. 

 


Tags: котик, родня, ужас-ужас
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author